КНИГА

«Адриано Челентано»

Часть XI. Киношоу Адриано Челентано

Кинематограф становится лабораторией для творческого эксперимента, служащего созданию "эстрадного кино". Опыт Челентано-киноактёра окажется не менее поучительным, чем опыт других известных комедийных актёров итальянского кино, - от Альберто Сорди и Витторио Гассмана, Нино Манфреди, Уго Тоньяцци и Паоло Вилладжо до новых комиков 1970-80-х годов, пришедших в кинематограф из телевидения, эстрады, цирка, варьете и продолжающих сегодня, как и Челентано, выступать на эстраде и телевидении. Это Энрико Монтесано, Карло Вердоне, Ренато Подзетто, Диего Абатантуоно, Джорджо Дорелли, Пиппо Франко (с этими комедийными актёрами Челентано снялся в ряде фильмов), а также молодые актёры и режиссёры Нанни Моретти, Маурицио Никетти. Можно говорить об общей тенденции движения эстрадного актёра к кинематографу, о взаимопроникновении двух смежных искусств.

Придя о кинематограф, актёр попытался соединить исполнительское мастерство музыканта и певца с экранной выразительностью и психологической достоверностью актёра кино, выступив как художник синтетический. Найденные ранее личностное начало, импровизационный метод работы, страсть к игре, способность самовыражения по-новому реализуются в кинематографе, выступая не как человеческие качества, но как элементы метода и стиля.

В кино, как и на эстраде, такой актёр не столько перевоплощается в играемого персонажа, сколько, говоря словами Бертольта Брехта, "показывает показ". Он представляет того или иного героя, как бы наблюдая его со стороны, иногда с юмором, иногда иронично. Если говорить о художественных приёмах, которые проявляются в работе Челентано, об истоках его творчества, формировавшегося первоначально в лоне эстрадного действия, возникает мысль о его близости корням итальянской комедии масок, комедии дель арте - площадному народному искусству, цирковой клоунаде.

С развитием искусства представления как особого сценического метода появился комик (клоун-эксцентрик на арене цирка или эксцентрический комедийный актёр на эстраде и в кино), который воплощал самые противоположные человеческие качества. Усиление этих качеств рождало маску клоуна-буфф, абстрактно гротесковую, остранённую от обыденности, хотя в персонаже и угадывались черты характеров отдельных людей, рождённые жизнью.

Герой выражал вполне земной народный карнавальный дух, появляясь в образе неунывающего чудака, странного типа, Иванушки-дурачка из русских сказок или рыжего клоуна в цирке, который соединял праздничное и сатирическое начала.

Стремление к острой характерности, очищенной от всего, что мешает зрителю слышать и видеть, сочувствовать, радоваться или негодовать - одна из главных особенностей искусства представления, идущая от народного площадного театра, от комедии масок в Италии, от балагана в России. Только учитывая этот тип искусства, питаемого истоками народного видения жизни, можно понять феномен Адриано Челентано. Общеизвестно давнее пристрастие актёра к гэгам, трюкам, репризам, которые он сам придумывает, где бы ни находился. Рассказывают, например, что однажды он остановил на оживлённом перекрёстке целую вереницу машин и пытался танцевать вальс прямо на проезжей части дороги, не обращая внимания на непрерывные гудки автомобилей и свистки полицейских. Одетый в экстравагантный костюм, в молочного цвета перчатках, в крагах, он невозмутимо проделывал свои номера, которые должен был потом представить в одном из эпизодов фильма... В другой раз его увидели в полдень лежащим прямо на железнодорожных рельсах: Адриано был в коротких штанах с бахромой из тонкой полосатой шерсти, босиком и без рубашки. Он устроился очень удобно и, казалось, никуда не спешил, не боялся поезда, который вот-вот покажется из-за поворота. На шпалы был постелен маленький коврик, под голову положено свёрнутое одеяло. Он отдыхал. Обезумевшие от восторга фотографы снимали его, называя "Су'а Маэста'" - "Ваше Величество Король".

И в кино Челентано ведёт зрителя по главным направлениям эмоционально-зрелищных воздействий. В арсенал входит многое: от цветовых "пятен" одежды, подчас вычурной - до пружинистой походки. От зажатой в углу рта сигареты и особой манеры носить кепку покроя 1930-х годов или ультрасовременную широкополую шляпу - до открытой обаятельной белозубой улыбки. Его нисколько не смущает самое немыслимое на первый взгляд сочетание цветов одежды: чёрная шляпа с широкой белой лентой и бантом, светло-зелёный в тёмную зелёную полоску пиджак и рубашка сине-зелёного цвета, с жёлтым галстуком; тонкой шерсти жёлтые брюки, красные носки, белые с жёлтым и красным башмаки. Здесь вновь напоминает о себе эстрада и проблема "крупного плана" с её эстрадной спецификой. Эстрада не терпит детализации и рассредоточенности внимания зрителя. Челентано мгновенно уловил это. Эмоциональное впечатление, как на эстраде, так и в кино, достигается не большим размером того или иного предмета (это характерно для цирка), но концентрацией внимания зрителя на том, что выражает суть характера персонажа, даёт общий абрис его.

Своеобразный, ни на кого не похожий типаж, сочетающий старомодность ретро и супермодерн, отвечает внутренней потребности актёра. Его гэги в кино верное тому свидетельство. В то же время для кинозрителя Адриано Челентано остаётся первоклассным эстрадным певцом и актёром. И сегодня зритель заинтересованно спрашивает: а поёт ли в том или ином фильме Челентано. И огорчается тому, что делает он это все реже. Во всяком случае, в авторских своих фильмах, таких как "Суперограбление в Милане", "Юппи Ду", "Безумец Джеппо" ("Джеппо-придурок"), снятых совместно с "Кланом Челентано", явно стремление актёра оставаться верным двум видам искусства: песенно-танцевальной эстраде и кино.

| Назад | Содержание | Далее |

Использование и копирование материалов сайта
разрешается только с обязательной ссылкой на Celentano.RU,
с указанием авторства статей и переводов.