КНИГА

«Адриано Челентано»

Часть XV. Киношоу Адриано Челентано

Особенности дарования актёра используют разные режиссёры, подчас эксплуатируя его талант односторонне, не принимая в расчёт его потенциальные возможности как драматического актёра. Используют, имея в виду, что зритель Челентано сегодня - не только молодёжь. Актёр отдаёт себе в этом отчёт. И если снимается в фильмах, создаваемых киноиндустрией, стремится сохранить в них своё лицо, манеру, свою личность. В нем всегда живёт надежда на то, что в один прекрасный день он вырвется вперёд и сделает свой фильм, о котором мечтает.

"Я делаю фильмы без претензий, но не вслепую, - снова объясняет он в интервью журналу "Синема". - Мне важно, чтобы фильм отвечал требованиям публики и чтобы мне не было стыдно за него. Если хочешь идти вперёд и побеждать, необходимо иметь художественные критерии, сравнивать: для меня это - американские фильмы. В них я вижу соединение зрелищности и мастерства. Хотя сам предпочитаю снимать и сниматься у себя дома, в Италии... Я делаю коммерческое кино и верю в свою удачу, потому что никогда не опускаюсь до халтуры!"

Челентано искренен, говоря так. Да и сама жизнь подтверждает его слова. Конец 70-х - 80-е годы - время его наибольшей творческой активности. Он не только снимается во многих лентах. Фильмы с его участием, а также авторские работы стали рекордсменами по кассовым сборам в отечественном и зарубежном прокате. Его авторский фильм "Безумец Джеппо", в котором он вновь вернулся к рассказу о судьбе эстрадной "звезды" - человека, выбравшего любовь юной девушки взамен славы и денег, - пользовался успехом не только в Италии: за первые две недели демонстрации в ФРГ он собрал 8 миллиардов лир. Факт этот ещё раз подтверждает жизнеспособность киноиндустрии, её умение приспосабливаться к массовому вкусу, даже угождать ему. А ведь это был момент трагический для итальянского кино: его не мог не коснуться политический кризис, разразившийся в стране в связи с похищением и убийством Альдо Моро весной 1978 года, усилением стратегии террора и насилия "красных бригад". Для многих больших художников это было трудное время - время растерянности, горьких сомнений, попыток осмыслить происходящее.

Уходят с экранов политические фильмы-расследования, фильмы героико-эпического жанра, итальянское кино теряет активного героя. Поле битвы тотчас захлёстывается комедией - самым гибким и "многоопытным" жанром отечественного кино, имеющим длительную историю и пережившим потрясения времени и зрительские пристрастия.

От остросоциальной направленности неореалистической комедии первых послевоенных лет она шла к "комедии по-итальянски", в которой был приглушён разоблачительный пафос неореализма, чтобы трансформироваться в политическую комедию, обратившуюся к горячим проблемам общественной жизни в форме гротеска и сатиры.

Теперь, в 80-е, идёт массированное наступление массовой продукции, которая теснит проблемное кино. На первый план выходят имена новых комедийных актёров - "звёзд". В то же время такие выдающиеся актёры-комедиографы, как Витторио Гассман, Альберто Сорди, Нино Манфреди, Уго Тоньяцци, Марианжела Мелато, все реже снимаются в комедии: не имея глубокой социально-критической основы, она не привлекает этих крупнейших мастеров. Неудовлетворённые сложившейся ситуацией в кинематографе, эти мастера все чаще обращаются к театру, участвуя в спектаклях, как Тоньяцци, Гассман, Мелато, или стремясь основать собственную труппу, как Манфреди.

Быть может, ещё более сложной оказалась судьба совсем молодой поросли современной итальянской комедии, режиссёров и актёров-комиков, пришедших в кинематограф в конце 70-х - начале 80-х годов: Роберто Бениньи, Массимо Троизи, Маурицио Никетти, Нанни Моретти! Франческо Одоризио, Франческо Нути и других. Лишённые финансовой базы, поддержки государственных киноорганизаций, вынужденные самими условиями работы ставить максимально дешёвые фильмы, эти художники не сумели завоевать даже внутренний национальный кинорынок, создать "школу", направление. А надежд и планов было много.

Это тем более обидно, что с молодыми связано появление эксцентрической комедии, которая часто выступает как трагикомедия. Здесь проходит рубеж, отделяющий их работы от того, что делает в кино Адриано Челентано. Их фильмы и герои рождены стремлением проникнуть в глубину социальных конфликтов, представить абсурдность современного мира, разъединившего людей, извратившего нормальные человеческие отношения. Эти режиссёры (чаще все-го они же и исполнители ролей) "копают" глубже, чем Челентано, а потому эксцентрика и абсурдизм имеют в их картинах иной характер. Впервые в "лёгком" жанре появляются герои, чьи странности, алогичные поступки предстают как сколок современного мира, порождающего безумие людей ("Золотые сны", "Бьянка", "Месса окончена" Н. Моретти) или обыгрывают в эксцентрическом и трагикомическом ключе житейские ситуации и характеры героев ("Рататаплан", "Я сделал карьеру", "Похитители мыла" М. Никетти).

Пожалуй, Челентано ближе импровизационный метод работы двух эстрадных актёров-комиков Троизи и Бениньи, фильмы которых "Начинаю с трёх" (Троизи) и "Нам остаётся только плакать" (Бениньи и Троизи) построены как серия цирковых клоунад и реприз.

| Назад | Содержание | Далее |

Использование и копирование материалов сайта
разрешается только с обязательной ссылкой на Celentano.RU,
с указанием авторства статей и переводов.