ИНТЕРВЬЮ

«А сейчас говорит Адриано», 2004

Автор перевода Марина Александрова.

Альдо Витали. (Журнал «Sorrisi», 11 ноября 2004 года.)

Объясняет, что любовь сохраняется, только если она комична. Поёт на лунфардо (аргентинский диалект), исполняя уникальную композицию Фабрицио Де Андре. И рассказывает, как родился первый в мире рэп. Всегда есть причина послушать Челентано. Это подсказывает также и название нового альбома, который озаглавлен точно так же: "Всегда есть причина".

Находится "Клан" в самом сердце Милана, спрятавшись в элегантном кондоминиуме в двух шагах от Суда, замаскированный среди десятка юридических контор. Но когда Клаудиа Мори открывает дверь - никаких сомнений, где ты очутился: повсюду плакаты и афиши Челентано, памятные, которые свели бы с ума фанов и коллекционеров, объявления и афиши на стенах. А сзади - другая дверь, ведущая в студию, находящуюся во владении двух больших фото Челентано: с Софией Лорен и Миной, - которую украшает он, Адриано во плоти, идентичный сотням "адриано" на стенах, увековечивших многие моменты карьеры. Сидя "по-молледжатовски", Адриано слушает готовые песни со своего диска (который поступает в продажу 12 ноября и озаглавлен "Всегда есть причина") и подтверждает то, что является одной из тех личностей (редчайших), которым таинственным образом удаётся излучать особую ауру, необъяснимую, но всё же такую определённую. Возможно, из-за его молчаливых пауз, которые в этой статье вы найдёте лишь частично, но именно они характеризуют осторожную беседу с "Sorrisi". Паузы, которые мы вам не показываем, поэтому разбросайте их, где пожелаете: вам будет трудно вставить что-то лишнее...

После первоначального замешательства вторгаюсь с банальным вопросом ("Как поживаете?"), Адриано начинает говорить: "Хорошо. Я даже немного обеспокоен. Это ещё и точный термин, чтобы дать определение моему душевному состоянию, в котором я записывал этот диск. Диск именно беспокойный". Действительно, среди одиннадцати песен, вошедших в альбом, вы найдёте всего понемножку: Челентано "классический", "ломающий", "экспериментальный" и "ностальгический", и даже "джаз".

Должно быть, атмосфера в студии звукозаписи была занимательная... "Обстановка всегда была весёлой", - говорит он, - "потому что не люблю мрачную атмосферу, особенно когда работаю. В студии звукозаписи, а затем во время сведения я выслушиваю мнения всех моих сотрудников для принятия наилучшего решения. Или, по крайней мере, того, что считаю таковым. Недостатка в дискуссиях, однако, не бывает. Главным образом, с Джанни Белла (вместе с Моголом автор шести песен с диска - прим. ред.) и Клаудией, с которыми работаю почти всегда. Вышеназванные - это моё "жюри". Атмосфера всегда одинаковая - шутливо-сосредоточенная".

Но это не шутка - напротив, факт, что на данном диске вновь сюрпризом появляется "Парень с улицы Глюк". В необыкновенной и неожиданной версии, спетой (и аранжированной) королевой этнической музыки, Сезарией Эвора. Говоря о том, как родилось это сотрудничество, Адриано щедр на подробности: "Я всегда слушал и люблю её голос и её музыку, которая хранит дух её культуры. Однажды я попросил Клаудиу разыскать её, чтобы предложить ей спеть вместе. Но я плохо себе представлял, о чём её попросить. Когда я поговорил с ней, сказал, что мне было бы приятно спеть вместе с ней. Или одну из её замечательных вещей, или "Парня с улицы Глюк", аранжированного и с текстом, переложенным её группой. Она захотела послушать его. Ей очень понравилось, и она одобрила эту последнюю идею". Вот оно, происхождение шедевра, неторопливо пересказанное Адриано, в то время, как он поглаживает пальцами свой подбородок - жест, тик, который мы часто видим по телевизору: "Наши голоса, в некотором роде, похожи. Дух текста "Парня с улицы Глюк" остался тем же и, "к сожалению", ещё актуален. Подумайте о том, что собираются сделать власти Милана (у них в проекте постройка небоскрёбов - прим. ред.). Я бы попробовал посвятить этому также эту песню. Другой была "Дерево в тридцать этажей". Сезариа приехала в Милан также для совместных съёмок видеоклипа на территории бывшего сталелитейного завода Falck di Sesto San Giovanni. Я очень доволен тем, что поработал с ней, но больше всего - тем, что познакомился с ней".

Другой сюрприз - это уникальная песня Фабрицио Де Андре "Лунфардия", которую Адриано поёт на аргентинском диалекте лунфардо: "Когда Дори Гецци предложил мне записать это произведение, созданное Фабрицио с Роберто Ферри, я был несказанно удивлён. Я её послушал и был взволнован, в особенности, представляя, как Фабрицио её бы исполнил. Я спел её один-единственный раз, всё на одном дыхании, и результат таков, какой можно услышать на диске. Я рад, что мне предоставилась эта возможность, потому что убеждён, что Фабрицио Де Андре - величайший итальянский автор. Была лишь проблема с диалектом лунфардо, но Ферри предоставил мне консультацию эксперта. Так я и справился".

В одном произведении, Адриано, вы "рэппа". Считаете ли себя, в какой-то мере, благодаря "Prisencolinensinainciusol" (революционная вещь 1973-го года с бессмысленным текстом и одним-единственным аккордом - ми бемоль), папой рэпперов? "Да", - отвечает без колебаний. - "Prisencolinensinainciusol" является первым рэпом в мире. Я не боюсь быть опровергнутым. Американские рэпперы появились десять лет спустя. Когда я его писал, мне хотелось общаться - разобщённость выбивала людей из колеи. И я как бы восстал против этого. Искал такой способ исполнить его, который был бы между пением и речью, но с интенсивной основной ритмикой. Почти несмолкаемой". И так родился рэп: "подготовил в студии звукозаписи "цикл", который всё время повторял один и тот же музыкальный и ритмический пассаж, и начал напевать. Придумывая жаргон, который для меня явился бунтом против условностей. И музыкальных тоже. Точно так, как я делаю сегодня".

Это для истории. Ради же хроники спрашиваем, как он объясняет успех своих молчаний на телевидении - по крайней мере, наличие яркой телевизионной энергетики? Или, во всяком случае, так кажется. "Не могу объяснить, почему людям нравится. Я поступаю так, потому что создан таким". А по поводу телевидения: когда мы вновь его увидим? "Не знаю". А в кино? Все эти афиши, развешанные по стенам, вызывают немного ностальгии по Челентано-актёру. Этого не хватает уже долгое время - есть намерение вернуться? "Может статься, но я никогда ничего не планирую..."

Возвращаемся к диску. В котором приняли участие Челсо Валли и Микеле Канова; последний - совсем молодой продюсер, с которым добился успеха Тициано Ферро. Действительно, "В какой жизни" кажется ремиксом танцевального произведения: "Эта песня может вызвать удивление". Диск содержит довольно внушительное количество электроники: почему многие итальянские певцы боятся её, а вы нет? "Дело в том, что я остаюсь экспериментатором. По своей природе я всегда в поисках того, чего ещё нет. Во всех областях. Но, что касается музыкальной сферы, не хочу говорить, что естественные звуки, не электронные, являются превосходящими. У каждой песни. Электронная музыка, как бы то ни было, притягательна, и ошибочно её демонизировать". И сингл, который слушаем по радио и который, как и альбом, называется "Всегда есть причина", изумителен. Как из-за звучания (снова работа Канова), так и из-за манеры исполнения Челентано, которая держится в стиле небрежности (нарочитой): "Я выбрал её как сингл именно из-за её нетипичности. Это странная песня, без формы изложения. Уверен, что в этом заключается большая часть её силы. А также моей". Вторым синглом будет, напротив, Челентано doc , с неровным хором и классическим голосом: "Ещё живой", созданный дуэтом Могол-Белла. Помимо Сезарии Эвора, над диском поработали и другие глубокоуважаемые личности: от Ричарда Гальяно (аккордеон в "Лунфардии") до Майкла Ландау, гитара которого необыкновенна. А кроме Канова, есть прекрасные аранжировки Челсо Валли. А ещё два произведения с оттенком джаза. Какое изобилие! Вмешивается Клаудиа Мори: "Видите, в тяжёлый момент для дискографии, когда все убирают вёсла в лодку, мы продолжаем вкладывать в музыку. В великую музыку". И, кстати о Клаудии, обращаемся к Челентано с вопросом: в чём секрет того, что уже более сорока лет держится союз "самой прекрасной пары в мире"? Но ответит ли Адриано на столь личный вопрос? К удивлению, да: "Союз между нами двумя держится, кроме любви, ещё и на основе комизма. Это могло бы быть секретом любви. Нашей - наверняка". А это исключено, чтобы вы и Клаудиа вновь запели вместе? "Нет, мы не хотим". Из неких неуловимых признаков раздражения стало понятно, что для Адриано встреча закончена. Итак, всё время окружённые плакатами фильмов и афишами его концертов по всему миру, мы направляемся к выходу. А по дороге кто-то узнает Челентано и спросит его… о чём обычно спрашивают люди Челентано? "Всегда один и тот же вопрос", - смеётся он, - "меня спрашивают: Адриано, когда вернёшься на телевидение и к пению вживую?" Среди столького, что вы осуществили, есть ли что-нибудь, чего вы не добились? "Да, почти всего..." У двери; остаётся удовлетворить последнее любопытство: почему вы не любите давать интервью и недоверчивы по отношению к прессе? Адриано дарит последнюю улыбку: "А это не интервью?"

 

Автор перевода Марина Александрова.

 

Использование и копирование материалов сайта
разрешается только с обязательной ссылкой на Celentano.RU,
с указанием авторства статей и переводов.